Один из восьмидесяти тысяч

       Хаим Екельчик (Идельчик) появился на свет в еврейском местечке Пуховичи. О его довоенной жизни мне известно ничтожно мало. Его маму звали Либбе Гарелик Екельчик (Libbe Garelick Yekelchik). У Хаима и его жены Ханны было двое детей - дочери Елена и Линда (в 1941 году ей было 13 лет). Ещё до начала войны Екельчик был призван в ряды Красной Армии.
       22 июня 1941 года фашистские полчища вторглись на территорию СССР. Несмотря на героическое сопротивление советских войск, фашисты наступали. Отступая, Красная Армия несла катастрофические потери, многие попадали в плен. 28 июня немецкие войска заняли столицу Беларуси - Минск.
       Первым приказом оккупантов предписывалось зарегистрироваться всем мужчинам в возрасте от 18 до 45 лет. Следующим - за связь с большевиками были расстреляны 100 евреев.
       Местом регистрации был избран лагерь Дрозды, в восьми километрах от города. Сюда же были согнаны военнопленные Красной Армии. В лагере были сконцентрированы десятки тысяч человек (приблизительно 140.000). Женщинам разрешили приносить мужчинам в лагерь продовольствие. Часто они передавали им женскую одежду, которую узники использовали для побега. В лагере господствовали издевательства и голод. Очевидцы рассказывают ужасные истории. Один мужчина напился воды из болота (летом 1941 года в Минске стояла жара, а заключенными воды не давали). К нему подбежал немецкий солдат и выстрелил прямо в лицо. После чего  была выкопана яма глубиной 0.5 метра, куда кинули раненого. Яму засыпали и использовали в качестве уборной.  В другом случае оккупанты привезли небольшое количество сухарей, которые разбросали среди заключенных. Голодные бросались за сухарями, а немецкие солдаты избивали их резиновыми палками с плётками. Издевательства становились всё более изощрёнными. Узников кормили воблой, а пить не давали. Все эти жуткие картины фашисты фиксировали на фотоплёнке.
       Лагерь в Дроздах существовал долгие девятнадцать дней. На тринадцатый день  людей разделили  по национальной принадлежности: поляки, русские и евреи. Евреев кроме того разделили на тех, кто занимается умственным и физическим трудом. Первых на семнадцатый день записали и под предлогом освобождения и отправки на работы, вывезли на машинах и расстреляли. В сводке №32 полиции безопасности и СД (24 июля 1941 года) констатировалось, что в Минске ликвидированы все слои еврейской интеллигенции (учителя, профессора, адвокаты  и т.д., кроме медработников). На девятнадцатый день из лагеря увели военнопленных. Остались одни  евреи, которых отправили в тюрьму. Часть - представители нужных оккупантам профессий (печники, каменщики и другие) были отпущены и направлены на принудительные работы. Остальных снова погрузили в машины, отвезли за город и расстреляли.
       19 июля 1941 года   комендант полевой полиции Минска подписал распоряжение о создании гетто. На следующий день приказ был развешен на улицах.
       Военнопленные были отправлены в шталаг (постоянно действующий лагерь для рядового и сержантского состава) №352 (деревня Масюковщина,  Лесной лагерь). Второй лагерь - городской - был образован в Минске, на Пушкинских казармах, где до войны располагалась артиллерийская часть. В шталаг №352 попал военнопленный Хаим Екельчик.
       К концу августа 1941 года большая часть узников была отправлена из городского лагеря в Лесной. Колючая проволока разделила Лесной лагерь на отсеки - офицерский, украинский, русский, еврейский и для народов Закавказья. Бараки также были огорожены колючей проволокой. Военнопленных содержали в тёмных полупрозрачных сараях, без окон и пола. Зимой в дыры в потолках и стенах задувал снег. В сараях стояла  грязь и вонь. Рацион узника состоял из  80-100 граммов т.н. "эрзац-хлеба", состоявшего на 50% из древесных опилок (вторую половину составляли - жмыхи) и двух кружек "баланды" из картофельных очисток и соломы. Люди сходили с ума, бросались на проволоку. Смертность в лагере составляла 100-150 человек в день.
       Военнопленных направляли на  грязные и изнурительные работы. Ослабевших, задерживавших движение, конвоиры расстреливали на месте. После прохода колонны на дороге оставались лежать сотни трупов.
       Хаим Екельчик решил бежать из лагеря. Он изобрёл план побега,  с которым поделился с человеком, которому, очевидно, доверял. Но был предан и выдан нацистам, которые приготовили ему жуткую смерть. Они сварили его в котле с горячей годой. Хаим Екельчик стал одним из более 80.000 евреев - войнов Красной Армии, умерщвлённых во вражеском плену.
       Красная Армия освободила лагерь 3 июля 1944 года. Более 80.000 военнопленных шталага №352 были уничтожены гитлеровцами. Мемориальная книга лагеря содержит лишь 9.000 фамилий узников лагеря. Хаима Екельчика в списке нет.
       Ханна и Линда разделили судьбу евреев  Пуховичей, расстрелянных недалеко от местечка, в лесу. Елену спасло то, что в июне 1941 года она находилась с дедушкой и бабушкой на отдыхе в  горах. Она пережила войну, вышла замуж и жила в Беларуси (в Пуховичах, или, скорее всего, в Минске). В 1960-е годы у неё было двое детей. Сейчас Елене должно быть около семидесяти лет. Вот и все факты, которые известны.
       Сегодня, более чем через пятьдесят лет после описываемых событий американские родственники, рассказавшие мне эту историю, не оставляют надежды отыскать Елену и её близких.
       Я обращаюсь ко всем, кому что-либо известно о судьбе семьи Екельчиков, откликнитесь: Alex_Friedman@softhome.net