На главную  Об авторе  Разделы сайтаСтатьи и публикации  Карта сайта 1999-2004, www.beljews.info

BelJews.info  


 

| Еврейский шут Петра Великого

Обсудить на форуме Распечатать URL страницы


      Лакоста... Так называли этого человека придворные русских правителей. Так величал царь Пётр Алексеевич Романов своего придворного шута.

      Лакоста, он же Ян д’Акоста, родился в семье евреев-маранов, бежавших от преследований португальской инквизиции. Год рождения Акосты, как и год смерти, не известен. Известно лишь, что он несколько лет скитался по Европе, а в начале XVIII столетия владел маклерской конторой в вольном городе Гамбурге.Балакирев Акоста не был удачливым коммерсантом, он постоянно нуждался в средствах и готов был пуститься в любую авантюру. Такая возможность представилась в 1714 году, когда, приняв приглашение российского резидента, Акоста отправился в Санкт-Петербург. По другим данным, сам царь Пётр привёз гамбургского маклера в свою новую столицу. Так или иначе, маран Ян д’Акоста занял пост придворного шута российского самодержца.

      Довольно смешная фигура, весёлый нрав, чрезвычайная хитрость, остроумие, а кроме того находчивость и умение говорить почти на всех европейских языках позволили Акосте не только завоевать расположение и симпатию царя, но и занять, наряду с шутом Балакиревым, видное место при дворе. Бывший маклер стал одним из самых любимых собеседников Петра Великого. Последний особенно любил вступать в религиозные споры с шутом.

      Безусловно, царь Пётр не питал симпатий к еврейскому народу. Его реформы способствовали развитию российской экономики. Россия манила иностранцев широкими перспективами. Евреи неоднократно просили у Петра разрешения поселиться в России. Для реализации своих планов они даже подкупали царских чиновников и советников. Однажды, во время дебатов в Сенате, Пётр гневно заявил: "Я хочу видеть у себя лучше людей магометанской и языческой веры, нежели жидов. Они плуты и обманщики. Я искореняю зло, а не распложаю. Не будет для них в России ни жилища, ни торговли, сколько о том не стараются и как приближенных ко мне подкупают...".

      Тем не менее, евреи не оставляли своих попыток. Их интересы лоббировал давний знакомый российского правителя амстердамский бургомистр Ван-Витьен (Витзен). Бургомистр изложил Петру еврейские предложения, отметив, что в случае Ян д'Акостаположительного решения евреи готовы предоставить царю подарок в размере 100.000 гульденов. В ответ царь, смеясь, заметил: "Господин Витьен! Вы знаете евреев и мысли моего народа, я знаю также обоих. Позволить жидам поселиться в моём государстве ещё не время; поэтому скажите им от моего имени, что благодарю их за предложение, но также и крайне сожалею, что они хотят поселиться в России, потому что хотя они и считаются искусными обманщиками в торговле целого света, однако сомневаюсь чтобы им удалось обмануть моих русских".

      Пётр никогда не скрывал презрения к евреям. В 1706 году, во время Северной войны, он посетил Могилёв, в то время один из крупнейших городов Речи Посполитой. Местные магистратские чиновники поднесли царю пирог и хлеб на серебряных позолоченных блюдах. Чиновников царь встретил очень приветливо. Вслед за ними к российскому самодержцу направились могилёвские евреи. Они несли хлеб и живого осетра в чане. Пётр Великий даже не взглянул на них, а лишь велел "только хлеб от них принять".

      Таким образом, "португальский жид" при царском дворе был лишь исключением из традиционных российских правил. Пётр Великий был склонен к неординарным поступкам. За усердную службу он присвоил Акосте шутовской титул "самоедского короля", а также подарил необитаемый песчаный остров Соммера в Финском заливе. В 1719 году Акоста не на шутку повздорил с придворным лекарем И.Г. Лестоком. Причиной конфликта послужила дочь шута, за которой ухаживал лекарь. Конфликт наделал много шума. Петр встал на сторону Акосты. Лесток был сослан в Казань.

      Шут пережил своего покровителя. Свои обязанности он исполнял ещё и в 30-е годы при дворе императрицы Анны Ивановны. Петр ВеликийЗначение шутов (а кроме Акосты это были Балакирев, итальянец Пьетро Мира, граф Апраксин, князья Волконский и Голицын) уменьшилось. Русский историк С.Н. Шубинский подчёркивает, что "Петр держал шутов не для собственной только забавы и увеселения, но как одно из орудий насмешки, употреблявшейся им иногда против грубых предрассудков и невежества, коренившихся в тогдашнем обществе". Шуты Петра, в том числе и Акоста, клеймили пороки, а иногда выступали против злоупотреблений высших сановников. Жалобы на деятельность шутов не были редким явлением. Петр всегда ограничивался кратким ответом: "Что вы хотите, чтобы я с ними сделал? ведь они дураки".

      Во времена императрицы Анны роль шута была сведена до простого скоморошества и паясничества. Шуты дрались, царапались, таскали друг друга за волосы. Подобные забавы крайне потешали императрицу. Она также поощряла своих шутов - не островами, так орденами (был учреждён специальный шутовской орден "святого Бенедикта"). Беседы и споры Акосты с правителем ушли в прошлое. Судьба "самоедского царя" неизвестна. Известно лишь, что вплоть до конца XIX столетия были очень популярны приписываемые ему "анекдоты".

Наверх А. Фридман, 31.01.2003


Rating All.BY
Poisk.com Design: Vitaly Friedman, http://www.alvit.de/vf
© All rights reserved. www.beljews.info, 1999-2004. E-Mail: alex@beljews.info