На главную  Об авторе  Разделы сайтаСтатьи и публикации  Карта сайта 1999-2004, www.beljews.info

BelJews.info  


 

| Адольф Кремье

Обсудить на форуме Распечатать URL страницы


      Франция стала первым государством в Европе, где была юридически оформлена эмансипация евреев. Это сделала Великая Революция. Вместе с продвижением французской армии шло распространение эмансипации. Прошло много лет, прежде чем эмансипация de jure стала эмансипацией de facto. Адольф Кремье стал символом своей эпохи - эпохи, когда, казалось, что эмансипация становится реальностью. Адольф Кремье - особая страница в истории французского еврейства. В этой работе мы ставим цель показать всё многообразие деятельности Кремье, как  политического деятеля Франции, министра юстиции и т.д., так и как борца за еврейское равенство. Особое внимание уделено участию Адольфа Кремье в Дамасском деле и как председателя Всемирного Израильского Союза.

      Кремье начинал действовать в те времена, когда эмансипация существовала только de jure, а Эльзас оставался центром юдофобии. Еврейская община Франции была далеко не самой крупной. Во времена второй империи во Франции евреев было до 30.000 в Париже, приблизительно столько же в провинции и примерно 40.000 евреев проживало в Алжире[1]. В связи с переходом в 1871 году Эльзаса и Лотарингии под власть Германии еврейское население Франции уменьшается, однако наблюдается приток евреев из других стран.

      Известный французский государственный и общественный деятель Исаак-Адольф Кремье (Cremieux) родился в Ниме 22 апреля 1796 года. Происходил из старинной еврейской провансальской семьи. Его отец, небогатый купец Давид Кремье, убеждённый атеист, республиканец по своим политическим взглядам, был далёк от еврейской жизни и дал сыну антирелигиозное воспитание. Отметим, что Давид Кремье сочувствовал антирелигиозной политике левого течения Конвента, еврейство же рассматривал, как религиозный пережиток эпохи, пережиток тёмного средневековья. Он дал сыну светское образование. Необходимо отметить, что Адольф Кремье был одним из первых учеников-евреев в Императорском лицее в Париже.

      Свою любовь к еврейству Кремье-младший во многом сохранил лишь благодаря унижениям и оскорблениям, которым он подвергался в школе со стороны товарищей и преподавателей. Замечательный еврейский историк   С.Г. Лозинский писал: "Здесь, в стенах храма науки, ему напоминали о его еврейском происхождении, о котором так мало говорил ему отец, и эти напоминания, исходившие от товарищей и подчас от школьных друзей, болью отзывались в гордом и впечатлительном юноше, возбудив в нём, как он впоследствии выразился в одной своей речи, желание задуматься над еврейским вопросом и поработать на пользу родного народа"[2].

      По окончании юридического факультета в Экс-ан-Провансе, молодой Кремье в 1817 году и был допущен к юридической практике в Ниме. При поступлении в сословие адвокатов, должен был  принести, помимо обычной для всех адвокатов присяги, также и  специальную, что была установлена для евреев-адвокатов. Сын Давида Кремье счёл для себя унизительным подвергаться особым формальностям и в резких выражениях выразил свой протест против нарушения закона, гласящего, что все французы, без различия вероисповедания, равны перед законом. Протест не стал  бесполезным сотрясением воздуха. Через суд Кремье был освобождён от обязанности принести особую присягу. Однако то был частный случай, личная победа будущего министра юстиции. Но не о личной победе мечтал тогда молодой адвокат. Он поклялся, что свою личную победу превратит в победу всего французского еврейства, Кремье задумывался уже о широкой общественной и политической деятельности. И, как отмечает Лозинский, " его необыкновенный ораторский талант, брызжущая остроумием и иронией речь, пламенный и живой темперамент, необычайная энергия и искренняя потребность отзываться на общественные явления - давали ему право рассчитывать на подобную деятельность"[3].

      Общественная позиция отразилась и на профессиональной деятельности Адольфа Кремье. "Связав себя с еврейством, а через него с передовыми элементами Франции, которым был ненавистен режим реставрации, Кремье мужественно вступил в борьбу с правительством Людовика XVIII и стал на сторону преследуемых за свободу слова журналистов и подвергшихся разным карам политических борцов за лучшее будущее Франции"[4]. Кремье защищает политических преступников, в своих выступлениях демонстрирует задатки политического деятеля, становится самым популярным адвокатом на юге.

      Особенно успешным для Кремье, адвоката по политическим и литературным делам, стал 1819 год, когда он защищал трёх молодых людей, привлечённых к ответственности за пение Марсельезы. С.Г. Лозинский описывает этот процесс следующим образом: "Кремье пригвоздил к позорному столбу власть, сажающую на скамью подсудимых славу Франции, сам продекламировал, несмотря на протесты председателя суда, Марсельезу, превратил зал суда в бурный народный митинг и вырвал оправдательный приговор"[5]. Подобный успех члена комиссии нотаблей марсельской консистории (с 1828 год) не мог оставить Францию без внимания. Кремье приобрёл славу крупного адвоката и был приглашён в Париж к самому Одильону Барро, крупному адвокату и лидеру либеральной оппозиции, в качестве сотрудника по политическим и юридическим вопросам. Приглашение в Париж совпало с падением Бурбонской монархии (июль 1830 года).

      Оказавшись в Париже, Кремье принимает активное участие в политической жизни. На первых порах мы видим сына Давида Кремье среди приверженцев Орлеанской монархии. У него хорошие отношения с королём Луи Филиппом, перед которым он выступает за принятие мер по уравнению в правах французских евреев, живущих в Швейцарии, с остальными французами. Адольф  Кремье ходатайствует о назначении постоянного жалования из бюджета государства служителям религиозных культов, в том числе и иудейского. В этом деле ему сопутствует удача. В 1831 либеральное большинство парламента утверждает назначение постоянного жалования. В период с 1834-43 годы Кремье был членом Центральной консистории (в 1834-43 вице-президент, а в 1843-45 - президент). Однако этот пост Кремье вынужден был покинуть, когда стало известно, что его жена-католичка крестила их детей.

      Следующим шагом Кремье стала агитация в пользу отмены присяги more judaico. Однако знаменитое Дамасское дело вынуждает Кремье переключиться именно на него. Дамасское дело является особым событием, как в жизни евреев и самого Адольфа Кремье, так и всей Европы того времени. 5 февраля 1840 года в Дамаске исчез настоятель капуцинского монастыря с острова Сардинии патер Томас, "державший себя вызывающе по отношению к мусульманам"[6]. Это событие всколыхнуло Дамаск, где проживало много мусульман, евреев и католиков. Исчезновением патера в своих целях воспользовались  католические монахи и французский консул Рати-Ментон, обвинившие в пропаже Томаса евреев. Обвинителей поддержал дамасский губернатор Шериф-паша.

      Далее события развёртывались по знакомому сценарию: был схвачен еврей-парикмахер, который под жуткими пытками оговорил семерых самых уважаемых в городе евреев - Давида Арари с семьёй, 80-летнего Иосифа Ланиадо, Моисея, Абулафию и Моисея Салоники, которых также подвергли пыткам. Пытки желаемого результата не принесли. Тогда власти взяли заложников, произошло истязание 60 евреев-младенцев и разгром в еврейском квартале. Арестованные себя виновными не признали. Тогда вину на себя взял турок, служивший у Арари. В своих показаниях он отметил, что совершил убийство по приказанию Арари. В Дамаске продолжались аресты. Были схвачены все три раввина города, которые погибли под пытками. Усугубили положение дамасских евреев события на острове Родос, где против евреев было возбуждено аналогичное обвинение, имели место пытки и насилие. Характерно, что во главе обвинителей вновь оказался французский консул. Тем временем, в Дамаске продолжались нападения мусульманской и христианской черни на евреев. Говоря о Дамасском деле, мы не можем не отметить позицию австрийского консула Д. Мерлато, который первым подал в голос в защиту невиновных. Совсем другую позицию занял французский консул Рати-Ментон, снабжавший своё правительство ложной информацией.

      Адольф Кремье не мог молча смотреть на страдания своих братьев в Дамаске. Он откликается на трагедию одним из первых. Чтобы понять всё значение его поступка знаменитого адвоката и  общественного деятеля приведём слова С.Г. Лозинского: "Выступление Кремье в защиту Дамасских евреев было с его стороны большим подвигом, во-первых, потому, что вся Франция, начиная с ежедневной прессы и кончая королём и министром Тьером, была на стороне своего консула Рати-Метона, иезуита и врага евреев, усердно старавшегося очернять обвиняемых в Дамаске, а во-вторых, на стороне евреев была противница  Франции, её соперница Англия. Казалось, что сочувствовать евреям Дамаска было равносильно измене Франции, тем более что правительство придало этому делу характер какого-то столкновения интересов Англии и Франции"[7].

      Изменить ситуацию было крайне сложно. Сам Кремье отмечал: "La France est contre nous" (Франция против нас)[8]. "Поставленный лицом к лицу с дилеммой: покинуть ли на произвол судьбы дело справедливости и участь своих единоплеменников, или вступить в борьбу с нацией, освободившей "нас от рабства и давшей нам блеск полного гражданства", Кремье избрал последний, более трудный путь и, несмотря на крики возмущения различного  рода шовинистов, не остановился перед тем, чтобы в союзе с иностранной дипломатией действовать против французской дипломатии не потому, конечно, что интересы Франции ему  безразличны, а потому, что и Франция может ошибаться и временно  отклоняться от пути истины и справедливости"[9].

      В Англии в защиту жертв дамасской трагедии подали голос знаменитые английские евреи Моисей Монтефиоре, Натаниель Ротшильд, Соломонс и Гольдсмиты. Они проводят 21 апреля 1840 года совещание, на которое прибывает и Кремье. Принимается решение послать делегацию к хедиву Египта Мухамеду-Али. Создаётся комиссия для разбора Дамасского дела. Участие в её работе приняли консулы Англии, Австрии, России и Пруссии. Нельзя сказать, что эти государства сочувствовали евреям.

      Ситуация заставляла их выступить против Франции. В Египет на пароходе королевы Виктории отправляются Монтефиоре с женой Юдифь и Кремье. Им предстояло решить крайне сложную задачу. Консул Рати-Ментон активно противодействует деятельности Монтефиоре и Кремье. Им удаётся достигнуть своей цели. В Дамаске освобождают евреев. Монтефиоре и Кремье вынуждают  султана подписать фирман (6 ноября 1840), запрещающий обвинять евреев в ритуальных убийствах. В декабре 1840 года Монтефиоре и Кремье отправляются в Европу. И. Чериковер подчеркивает, что Дамасское дело, было первым случаем выступления эмансипированного европейского еврейства в пользу евреев Востока[10]. Кроме того, в Египте Адольфом Кремье были организованы школы для евреев в Каире и Александрии (т.н. "школы Кремье"). С.Г. Лозинский отмечает: "Успех Кремье в  Дамасском деле, его необыкновенное гражданское мужество и обнаружение им целой сети иезуитских интриг заставили одних забыть "измену еврея эмансипировавшему его отечеству", а других превозносить имя Кремье с особым восторгом и преклоняться перед "величайшим евреем Франции"[11].

      В 1842 году Кремье избирается в палату депутатов от округа Шинон (переизбран в 1846 году), где занимает видное положение, как юрист и политический оратор. Одним из первых его шагов было предложение о полной отмене присяги, more judaico, которое было принято 22 мая 1844 года. Участвовал Кремье и в разработке закона 25 мая 1844, регулировавшего жизнь французского еврейства до 1848 и вновь после роспуска Консистории в 1905. Отметился Кремье и своим предложением ввести во французское законодательство институт развода. Однако это предложение так и не было вынесено на рассмотрение представительного органа Франции. Тем не менее, сын Давида Кремье продолжал активно участвовать в работе парламента, часто, как докладчик по основным юридическим вопросам. В связи с эволюцией режима Луи-Филиппа, усилением плутократических тенденций этого режима, Адольф Кремье переходит в оппозицию, часто озвучивает её мнение на заседаниях парламента. Кремье стал одним из самых сильных противников министерства Ф. Гизо. С.Г. Лозинский писал: "Министерство Гизо встретило в нём опасного врага, и Кремье неоднократно старался пригвоздить к позорному столбу руководителя французской политики, не допускавшего никаких реформ во имя сохранения привилегий правящего класса"[12]. Когда началась знаменитая банкетная кампания, Кремье принял в ней активное участие, был одним из самых любимых ораторов на банкетах.

      24 февраля 1848 года в Париже появились баррикады. Так  начиналась Революция. Адольф Кремье вместе с Тьером и Жирарденом направился к Луи-Филиппу, дабы добиться отречения последнего от престола. Когда Луи-Филипп подписал отречение от престола Кремье взял бывшего монарха за руку, повел через Тюильерийский сад на площадь Согласия, посадил в наёмную карету и приказал извозчику ехать на вокзал. "Так умчалась монархия из Франции..."[13]. Адольф Кремье же направился в палату депутатов, где в то время Барро выступил за монархию. Его давний соратник Кремье в тот день поддержал республику. Он заявил: "Не сделаем той ошибки, какая была совершена в июле  1830 года; воспользуемся обстоятельствами и не оставим нашим детям заботы о возобновлении этой революции"[14].

      С провозглашением 24 февраля 1848 года республики Кремье был избран парижским народом в члены временного правительства и получил портфель министра юстиции. Своё пребывание на  министерском посту, Кремье ознаменовал рядом важнейших и знаменитейших декретов: были отменены смертная казнь за политические выступления, запрещена публичная смертная казнь,  было отменено рабство негров во Французских колониях. Парижское население, а также департамент Эндре-и-Луара избрали Кремье в  члены Учредительного собрания. Временное правительство передало свои полномочия Учредительному собранию. Знаменитый Альфонс Ламартин, представляя отчёт о действиях временного правительства, заявил: "Пусть история забудет имена неизвестных людей, в течение трёх месяцев правивших Францией, пусть занесёт на скрижали вечности золотыми буквами лишь декрет об отмене смертной казни и о провозглашении негров людьми, равными нам с вами"[15]. Оба декрета были подписаны министром юстиции Адольфом Кремье, который после ухода временного правительства остался членом Высшей исполнительной комиссии, продолжая занимать свой пост. Во времена министерства Кремье был проведён ряд важнейших законов: расширение свободы печати, отмена политической присяги. Однако его предложение о введении в кодекс Наполеона развода не было принято. В вопросе о преследовании Луи Блана министр юстиции поддержал своего бывшего товарища по временному правительству. Всё это ослабило положение Кремье. Высшие чины министерства юстиции в знак протеста против политики Кремье покинули свои посты. 7 июня  1848 года подал в отставку и Адольф Кремье. Сменивший его на посту министр дал согласие на преследование социалистов, согласие, которого не давал сын Давида Кремье.

      Кремье остался депутатом Учредительного собрания, занимал место среди умеренных республиканцев, играл крупную роль в выработке новой конституции. В отличие от многих умеренных республиканцев, Адольф Кремье поверил в искренность Наполеона.

      Однако вскоре самого знаменитого еврея Франции постигло разочарование. Он убедился, что Наполеон стремится к империи, и перешёл в лагерь оппозиции, часто выступал против честолюбивых замыслов потомка знаменитого императора. Ещё в 1849 году он был избран в законодательное учреждение Франции, где стал одним из самых ярых противников надвигавшейся реакции и одновременно боролся как с консервативно-монархическими партиями, так и с приверженцами Наполеона[16]. Во время совершения последним государственного переворота (2 декабря 1851 года), Кремье был арестован и заключён в тюрьму Мазас (Мазал), а затем в Венсенн.

      Адольф Кремье, вынужденный отстраниться от политики, занялся преимущественно адвокатурой. Он  выступает в целом ряду громких процессов, приобретает имя одного из самых талантливых юристов Франции. Не остались без внимания Кремье дело о похищении еврейского мальчика Эдгара Мортары, преследование евреев в Турции, в 1850-х годах он вступается за евреев - жертв кровавого навета в Саратове, в 1860 году выступает в защиту христиан Ливана, страдавших от мусульманского фанатизма. В 1860 году возникает "Alliance Israelite Universelle", с именем которого связана деятельность Кремье (с 1863 - председателя Союза).

      Великий еврейский историк  С.М. Дубнов подчёркивает, что французские евреи, раньше всех добившиеся эмансипации, всегда  стремились помочь своим братьям в других странах мира. Идея  еврейской солидарности не была для них пустым звуком [17]. И потому, абсолютно закономерно, что именно во Франции (в Париже) весной 1860 года группа еврейских общественных деятелей - редактор "Archives Israelites" Исидор Каган, раввин Астрюк, профессор Мануэль, инженер Карвалло, адвокат Нарсис Левен (секретарь Кремье), негоциант Шарль Неттер выступили с идеей создания всемирного союза евреев для культурной и политической  взаимопомощи. По их мнению, только совместными усилиями евреев всего мира можно было содействовать эмансипации и духовному просвещению евреев, оказать поддержку тем, кто терпит за свою принадлежность к еврейскому народу. Так возник "Всемирный Израильский союз" (Alliance Israelite Universelle), центральный комитет которого располагался в Париже. В первый год существования в Союз входили 850 членов (700 - из Франции)[18]. Как уже отмечалось, Кремье вскоре примкнул к "Всемирному  Израильскому Союзу, а с 1863 года состоял его бессменным председателем. Самый знаменитый еврей Франции придал новый  облик и влиятельность новому образованию. С 1863 года именно еврейским делам А. Кремье уделяет наибольшее внимание. Он от лица Союза активно выступает за эмансипацию и защиту евреев  Румынии, Сербии, Бельгии, Турции и России и других стран, побуждает Французское правительство не заключать торговый договор со Швейцарией до тех пор, пока последняя не гарантирует равноправие приезжих французских евреев. В 1866 году Кремье отправляется в Турцию, дабы на месте ознакомиться с положением евреев. В это время в Румынии вопрос еврейской эмансипации становится на повестку дня. И путь Кремье лежит уже в это государство. В Бухаресте в, присутствии министров, на заседании парламентской комиссии он произносит свою знаменитую речь в пользу румынских евреев. "Во Франции наша славная революция 1848 года провозгласила равенство между белыми и чёрными, она сказала чёрным: "Бог вас создал, мы хотим вас возродить". И негры были освобождены на всём протяжении французских колоний. Позвольте мне сказать слово, которое вас поразит: декрет о свободе негров и об уравнении их с белыми подписал французский еврей, член временного правительства, тот еврей, который ныне стоит пред нами и умоляет вас сделать для евреев Румынии то, что он с такой радостью сделал для негров французских колоний"[19]. В румынской столице Кремье, как пример, приводил кроме себя - бывшего министра юстиции, ещё и министра финансов во временном  правительстве, еврея Мишеля Гудшо, бывшего вице-президента центральной еврейской консистории: "Есть два министерских  портфеля, которые обычно поручаются лицам облечённым особым  народным доверием, то портфели - министра юстиции и финансов. Чтобы быть высшим представителем юстиции, нужно быть человеком чрезвычайно справедливым и совестливым, а тот, через руки которого проходят десятки и сотни миллионов, должен сам быть чист на руку - и вот, когда Франция волей судеб была призвана  сама управлять своею судьбою, она эти именно два портфеля  вручила евреям"[20]. Мишеля Гудшо на посту министра финансов сменил "плохой еврей и добрый монархист Ашиль Фульд"[21].  Фульд оказал большие услуги Наполеону III. С.М. Дубнов называет  его "одним из столпов второй империи"[22]. Ашиль Фульд занимал свой пост с перерывами до 1867 года. Дубнов писал: "Еврейству Франции, выдвинувшему Кремье, можно было простить, что оно выдвинуло и Фульда..."[23].

      Благодаря настойчивости Кремье и Всемирного Израильского Союза в Берлинский договор 1878 года вносится пункт, обязывающий балканские государства обеспечить равноправие евреев. С большими проблемами столкнулся Союз в Российской империи, где пресса окрестила его "всемирным кагалом"[24]. После смерти Кремье главным направлением деятельности Союза становится распространение европейского образования среди  евреев на Востоке.

      Борьбу за еврейское дело Кремье вёл не только за пределами Франции. Ещё в 1865 году он выступил против Наполеона III,  который в своей книге "Жизнь Юлия Цезаря", "говоря о народах,  ставящих преграды гениям, сравнивал их с евреями, распявшими своего Спасителя"[25]. Эта выходка высшей особы Франции, по выражению С.Г. Лозинского "достойная иезуита"[26] возмутила  бывшего министра юстиции. Кремье выступил со специальной статьёй, которая была воспроизведена газетами всего мира.

      Император французов взял свои слова обратно.

      В 1869 году Кремье стал агитировать за устройство Союзом школ на Востоке, особенно выделял он мысль об основании  земледельческой школы в Палестине. Именно тогда он произнёс  свою, речь полную глубокой любви к земле Израиля. "Помогите нам, евреи, возвратить жизнь и плодородие земли, которая есть  наша колыбель... Что за невыразимое чувство внутренней радости должно испытать, если можешь себе сказать: среди народов  вселенной есть класс людей, непоколебимых в своей вере, которые в счастье и несчастье сохраняют трогательную привязанность к достославной стране, где Бог говорил с их предками, и вот в  своей сыновней любви они возымели мысль насаждать труд и нераздельное с ним благосостояние в этих местах, прославленных подвигами их предков, которых они не могут забыть... Какое сладостное удовлетворение для нашей души, если мы можем сказать себе: я один из работающих для восстановления прав древней расы, которая одна бодро стоит среди могил и развалин всех древних народов и которая с непоколебимым достоинством твёрдо держит старое священное знамя, на котором написаны божественные  слова: "Слушай, Израиль, Господь наш Бог - Бог единый!"[27]. По инициативе Кремье и при содействии Ш.Неттера Союз приобрёл участок земли близ Яффы, где в 1870 была основана сельскохозяйственная школа Микве Исраэль.

      В 1869 году парижские избиратели избрали Кремье в законодательный корпус, где он занял место среди небольшой группы республиканцев, вёл энергичную борьбу с правительством  Наполеона III. 4 сентября 1870 года Франция вновь становится республикой, а её верный сын Адольф Кремье министром юстиции в правительстве национальной обороны. Как министр юстиции, он  издаёт декрет о признании алжирских евреев полноправным гражданами Франции. Предпринимает министр попытку очистить своё  ведомство от продажных чиновников.

      Во время войны с Германским Союзом Кремье исполнял в Турской  делегации обязанности нескольких министров, поддерживал политику Л. Гамбетты. Война подорвала силы Кремье, он уже не  мог энергично бороться со своими многочисленными противниками.

      Вновь избранный в национальное собрание (между прочим, и от Алжира, где его избирателями в большом числе были и евреи),  Кремье был одним из членов умеренной республиканской партии,  поддерживал политику Тьера, а в письме к Жюлю Греви выступил с идеей всенародной подписки для покрытия пятимиллиардной контрибуции. Сам Адольф Кремье пожертвовал 100.000 франков. В 1875 году Кремье был избран пожизненным сенатором. 9 февраля  1880 года Адольф Кремье умер. Он был похоронен за  государственный счёт, "как оказавший государству великие услуги гражданин"[28].

      Среди основных трудов Адольфа Кремье отметим: "Свобода! Судебные и политические речи" (1869), "Правительство национальной обороны" (1871) и другие.

      Такую жизнь прожил самый знаменитый еврей Франции. Во Франции и других государствах Европы параллельно с процессом эмансипации шёл процесс ассимиляции. И община Франции была  одной из самых ассимилированных. Семён Маркович Дубнов отмечал:  "До чего проник яд ассимиляции в опаснейшей её форме, видно из того, что даже лучший еврей Франции, Адольф Кремье, бывший вице-президент консистории, окрестил своих детей"[29].

      Кремье своей деятельностью показал как можно и нужно добиваться своих прав. Является ли его удача и успех на политической сцене Франции случайностью или закономерностью? Гарантировала ли ассимиляция благополучие во Франции? Мы не берёмся ответить на этот вопрос? Заметим лишь, что до дела Дрейфуса оставалось совсем немного времени...

      Литература

    1. Дубнов С.М. Новейшая история еврейского народа. Берлин, 1923. Т.2., С.409.
    2. Лозинский С.Г. Евреи Запада в борьбе за право и свободу. М., 1919. С.10-11.
    3. Еврейская энциклопедия в 16-ти тт. Спб., издательство Брокгауз-Ефрон. [1908-13]. Т.9. С.839.
    4. Лозинский  С.Г. Евреи Запада в борьбе за право и свободу. С.11-12.
    5. Еврейская энциклопедия. Т.9. С.839.
    6. Там же. Т.6. С.928.
    7. Там же. Т.7. С.840.
    8. Там же.
    9. Там же.
    10. Там же. Т.6. С.931.
    11. Там же. Т.9. С.840.
    12. Лозинский С.Г. Евреи Запада в борьбе за право и свободу. С.15.
    13. Там же. С.15-16.
    14. Там же. С.16.
    15. Еврейская энциклопедия. Т.9. С.840.
    16. Там же. С.841.
    17. Дубнов С.М. Новейшая история еврейского народа. С.410.
    18. Там же. С.412.
    19.Еврейская энциклопедия. Т.9. С.842.
    20. Лозинский С.Г. Евреи Запада в борьбе за право и свободу. С.16.
    21. Дубнов С.М. Новейшая история евреев. С.408.
    22. Там же. С.409.
    23. Там же. С.408-09.
    24. Там же. С.412.
    25. Еврейская энциклопедия. Т.9. С.842-43.
    26. Там же. С.843.
    27. Там же
    28. Лозинский С.Г. Евреи Запада в борьбе за право и свободу. С.20.
    29. Дубнов. С.М. Новейшая история еврейского народа. С.412.


Наверх А. Фридман, 19.07.2001

Rating All.BY
Poisk.com Design: Vitaly Friedman, http://www.alvit.de/vf
© All rights reserved. www.beljews.info, 1999-2004. E-Mail: alex@beljews.info